?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Как остановить войну за закрытой дверью?
tsvetkovanton

Жестокое убийство многодетной матери 39-летней Ирины Кабановой ее собственным мужем потрясло многих, а равнодушным не оставило никого. Не стану в тысячный раз пересказывать кровавые подробности этого чудовищного преступления, разговор сейчас не о том…

Со стороны семья Кабановых казалась абсолютно благополучной: интеллигентные люди с интеллигентными профессиями, яркие представители так называемого «креативного класса». И вдруг такая средневековая, не укладывающаяся в сознание нормальных людей дикость.

В истории этой очень много вопросов, с которыми следствию еще предстоит разбираться. Но интересная деталь: еще до случившейся трагедии, Ирина Кабанова – активная пользовательница социальных сетей, журналистка – и своим подругам, и коллегам, и в интернете намекала на то, что в её семье не все ладно. Говорила, что муж ее бьет, что ей некуда пойти, потому что, в общем-то, она в бесправном положении - негражданка России, своей собственности никакой нет, да еще маленькие дети на руках. Поэтому вынуждена терпеть, не выносить сор из избы и надеяться на лучшее.

Возникает вопрос: почему же ни сама Ирина, ни люди из ее близкого круга, знавшие о существующих проблемах, ни разу не обратились в правоохранительные органы Ведь полиция – одна из немногих имеющихся в распоряжении общества экстренных служб, оказывающих помощь людям 24 часа в сутки.

mogilev_domashnee_nasilie



Да, юридического понятия «насилие в семье» в отечественной правоохранительной практике не существует. Однако бороться с этим явлением, а в большей степени с его печальными последствиями, полиции приходится.

Как правило, в профилактике бытовых преступлений принимают участие все подразделения органов внутренних дел. Однако ведущая роль все же принадлежит участковому уполномоченному полиции. Ведь он ближе всех к народу, находится в шаговой доступности. Но в случае с Кабановыми очевидно, что либо никаких сигналов участковому не поступало, либо участковый на них по каким-то причинам не отреагировал должным образом. И с этим, на мой взгляд, в рамках следственных действий необходимо предметно разбираться.

На сегодняшний день выработано несколько форм предупреждения бытового насилия. Одной из них является постановка правонарушителя на учет и проведение с ним индивидуально-профилактической работы.

Именно раннее выявление лиц, склонных к совершению правонарушений в отношении проживающих с ними родственников, принятие к ним мер воздействия административного и уголовного характера, в зависимости от тяжести правонарушения, является наиболее действенным методом. Если бы тот же участковый регулярно проводил с Алексеем Кабановым профилактические беседы, кто знает, рискнул бы тот пойти на убийство жены, зная, что первым попадет в круг подозреваемых?

Большинство преступлений в семье, как свидетельствуют материалы административных и уголовных дел, совершаются в условиях очевидности. Им предшествуют длительные конфликты, часто известные окружающим и проявляющиеся в действиях, которые создают правовую основу для вмешательства правоохранительных органов в случае своевременного обращения.

Но что реально может сделать полицейский, дабы пресечь, а по возможности и предотвратить преступление, совершаемое в чьем-то доме, за закрытой дверью? Кроме уже названных методов – ничего. Поэтому сегодня нужно ставить вопрос о расширение полномочий сотрудников полиции по защите женщин от бытового насилия.

Давайте вдумаемся в цифры. По имеющейся статистике ежегодно от рук собственных мужей или сожителей в России погибают более 10 тыс. женщин! Примерно 5 тыс. женщин, уставших терпеть регулярные истязания и унижения, сами становятся убийцами. За 10 лет войны в Афганистане погибло 17 тыс. советских военнослужащих. Выходит, что ежегодно на семейных фронтах мы теряем почти столько же сограждан, как за десятилетнюю войну. Отличие лишь в том, что эта война проходит тихо и незаметно, и люди в ней гибнут за закрытыми дверями.

Я думаю, что юридически закреплять понятие «насилие в семье» нет необходимости. Наше законодательство и так предусматривает достаточное количество мер, направленных на эффективную борьбу с этим злом.

Аналогичного мнения я придерживаюсь и по вопросу о создании специализированных полицейских подразделений по борьбе с бытовым насилием. Эти функции входят в перечень обязанностей участковых уполномоченных и подразделенийПДН. Так что эта ниша заполнена, и не надо изобретать велосипед. А вот расширить полномочия полицейских в данном вопросе, повторюсь, необходимо.

Для изменения ситуации с семейным насилием в лучшую сторону, на мой взгляд, необходимо предпринять и ряд косвенных мер. Допустим, законодательно урегулировать вопросы принудительного лечения от алкоголизма.

В большинстве населенных пунктов отсутствует инфраструктура учреждений и служб по месту жительства, оказывающих психологическую, педагогическую, социальную, медицинскую, правовую помощь семьям и детям, по профилактике семейного неблагополучия, социальной реабилитации семей и детей, находящихся в социально опасном положении.

Крайне редко жертвам бытовых скандалов оказывается юридическая помощь, а также содействие в трудоустройстве, решении жилищных вопросов, оказании материальной помощи неблагополучным семьям, несовершеннолетним.

В стране отсутствуют учреждения, куда бы женщина с детьми могла быть временно поселена до улаживания семейных отношений.

Вывод: проблемы профилактики семейного насилия не могут быть решены усилиями одного или нескольких ведомств. Только задействовав мощь всех институтов государства, мы сможем добиться положительных результатов. И делать это надо начинать уже сейчас.





  • 1
Антон, мировой опыт показывает, что остановить насилие над женщинами, как бытовое так и сексуальное можно только переводом обвинения из частного в государственное. Живя с насильником, женщина не может продолжать бороться с ним даже после вмешательства полиции, это обязано делать государство. Просто на крики должна вышибаться дверь и надеваются наручники. А обвинителем становится государство, а не женщина, которой легко манипулировать, особенно если общие дети, жильё и бюджет. Тем более, что включение в цикличную садо-мазохистскую схему не предполагает быстрого и чудесного выхода из неё без работы с психологом. То же самое и с сексуальным насилием. В посттравматическом стрессе изнасилованная женщина не имеет психической энергии на защиту, ею легко манипулировать, её совсем не трудно запугать. Особенно, когда речь идёт о групповом изнасиловании за которое дают столько же, сколько за убийство, и насильник говорит ей прямым текстом, что ему всё равно за что сидеть одинаковый срок.

Ровно с 91-го года женские организации пытались продвигать изменения в законе, чтобы сделать его работоспособным. А воз и ныне там. Почему? Потому, что большая часть законодателей мужчины. Также как запрет продажи сирот на запад считался неважным и каждый год отодвигался, пока не приоткрылась щелочка с законом Магнитского, и его туда не подсунули. Также как закон о реальных алиментах, законсервированный в думе с 91 года. А в нынешнем виде закон о защите женщин от бытового и сексуального насилия практически защищает насильника от жертвы. Но представителям власти и правозащитникам на это плевать. Ковалёв меня сразу посылал с этими инициативами, когда пришёл Лукин, я ему написала огромный проект о дискриминации женщин в России. Он его до сил пор читает между посольскими обедами и ужинами. Про Федотова вообще речи нет, он не считает женщин дискриминированными. Да и и вся правозащитная демшиза уверена, что в стране защищать надо только ее.

Торговля детьми?

Продажа сирот? Вы это серьезно? Я гражданка РФ и постоянно проживаю в Канаде. когда решила усыновить ребенка, стала наводить справки. По закону РФ я иду в одной колонне с усыновителями- иностранцами. Оформление бумаг и взятки Российской стороне вкупе 50,000- 60,000 долларов. Деньги немалые. Но мы их платим за проделанную работу агентств по усыновлению. Какие уж у них "накладные расходы" - дело не усыновителей, а правоохранительных органов РФ. Где купля- продажа? Кем торгуем? Российская сторона занимается махинациями: и деньги вымогают, и заседания судов по десять раз переносят... А как заплачено: зеленый свет. И сирот не от иностранных усыновителей надо защищать, а от Российских законов и чинушей....
Справка (к слову): за 50,000- 60,000 долларов я могу в Торонто пройти 5 курсов ЭКО и очень велика вероятность появления на свет еще одного " биологически родного" ребенка... Но решение взять приемного ребенка в семью было продиктовано не желанием посадить за стол еще одну девочку или мальчика похожих на себя, а желанием сделать по- настоящему большое и хорошее дело, которое в корне изменит чью- то жизнь к лучшему. Вот такая торговля......

  • 1