?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Ответы на вопросы Анны Каретниковой, касательно ситуации по тяжелобольному Владимиру Топехину
tsvetkovanton

Ответы на вопросы Анны Каретниковой, касательно ситуации по тяжелобольному Владимиру Топехину, находящемуся в больнице "Матросской тишины". Как я и обещал, сегодня его в первой половине дня отправят в 20-ю ГКБ.


Мои вопросы к Антону Цветкову по поводу "контроля" над ситуацией с парализованным парнем.
Вопрос. "А вот Владимир Осечкин пишет по поводу парализованного Топехина. И приводит цитату из Антона Цветкова. Я не нашла эту цитату, но как не верить Владимиру Осечкину? Антон, вы это действительно написали? Тогда у меня будет ряд вопросов. Если вы этого не писали, то у меня к Владимиру будут вопросы. Другие".

Ответ: Анна, чего их искать? Зайдите на мою страницу в Фэйсбуке, и там все от первого лица, сверьте, если интересно.

Вопрос: "Только что председатель ОНК Мск Антон Цветков написал: "Для тех, кто не в курсе, ситуацию с тяжелобольным заключенным в СИЗО 77/1 (Матросская тишина), давно держу на контроле, к сожалению, Анна Каретникова не смогла в день публикации в блоге сказать фамилию его и подробности, т.к. не знала, но позвонив Тихомирову (нач УФСИН по Москве) удалось совместными усилиями выяснить, о ком идет речь. Договорился, что в ближайшие дни его отправят в 20 градскую для комиссионного обследования с целью выявления диагноза подпадающего 3 Постановлению и подлечить парня, его сейчас лечат врачи матросске и вывозили в городские медучреждения для обследования и консультаций. Надеюсь, Владимира вывезут в 20 уже в понедельник, держу на ежедневном контроле." Следим за ситуацией.

Если вы это, Антон, всё же писали, то поясните, пожалуйста. Если вы держите ситуацию с Топехиным на контроле, - то почему и зачем вы звонили в УФСИН "совместными усилиями" узнавать его фамилию? Как можно держать ситуацию на контроле, не зная фамилию? Как вы ее держали?"

Ответ: о Топехине узнал в четверг, мне прислали ссылку на статью в вашем блоге и на статью в "Гранях.ру". Как прочитал, поручил ответственному секретарю ОНК Панькину Вячеславу, он с вами связался, вы ответили, что фамилию больного не знаете и только завтра собираетесь идти к нему и узнавать подробности. Учитывая, что вы написали о крайней тяжести состояния человека, я сначала позвонил вам, чтобы обсудить эту ситуацию. Вы на звонок не ответили и не перезвонили. Позвонил Тихомирову, мы вместе с ним выяснили фамилию этого гражданина и договорились с ним, что его надо срочно направлять в 20-ю ГКБ. Он пообещал это сделать в понедельник, что сегодня и сделает. Также я просил уведомлять меня в режиме онлайн о существенном ухудшении состояния Топехина.

Вопрос: "Как вы себе представляете, Антон, удивительную ситуацию, что я не знаю фамилию человека, которого опросила? Вы полагаете, что я ее забыла спросить? А также полагаете, что я, вместе с напарником, не сделала запись о происшедшем в журнале проверяющих с указанием фамилии, времени и проблемы? Напрасно. Это закон. Вы полагаете, что наше неоднократное общение с пациентом не шло под видеорегистратор?"

Ответ: меня самого удивил этот факт. Повторюсь, вы сами сказали Панькину в четверг, что не знали фамилию. То же самое мне сказали, когда звонили с "Эха Москвы", что фамилию по их инфо, вы не знаете. По поводу того, какие вы делали записи и что сделали в четверг для того, чтобы оказать содействие Топехину, давайте выясним с вами вместе. Удивителен и тот факт, что вы ни слова не сказали о нем на встрече Тихомировым во вторник во время своего выступления

Вопрос: "Антон. Если вы знаете и контролируете эту ситуацию, - то с какого момента? Когда парень загибался на Бутырке - вы ее тоже знали и контролировали? Тогда почему вы довели дело до того состояния, что ему стало так плохо? Поясните, пожалуйста, с какого момента вы знаете и контролируете эту ситуацию".

Ответ: уже отвечал, с четверга, т.е. с момента появления вашей статьи. Меня, мягко говоря, удивил тот факт, почему о таком состоянии человека, вы не уведомили ни комиссию, ни меня, как председателя, ни руководство УФСИН Москвы. Надеюсь, письменно направили требование руководству УФСИН Москвы срочно отправить парня в нормальную городскую больницу. Можно уточнить, когда и куда вы направляли такое требование или кому звонили и обсуждали, кроме СМИ, эту ситуацию?

Вопрос: "О многих ли других непростых больных по СИЗО Москвы вы знаете еще? Сколько ситуаций вы контролируете? Пожалуйста, предайте эту информацию гласности. Она социально значима. Ее никак невозможно скрывать".

Ответ: на настоящий момент у меня на контроле нет больше тяжелобольных в СИЗО. Сегодня поручу ответственному секретарю ОНК запросить у все членов комиссии, у кого на контроле кто находится и будем параллельно заниматься вместе.

Вопрос: "Вы помните, вы говорили на собрании не раз, что мы должны быть прозрачны, и информация о происходящем в проверяемых объектах должна быть открыта для журналистов? До каких журналистов вы довели информацию о парализованном Топехине? Пришлите сюда, пожалуйста, ссылки на публикации. Вы же понимаете, что огласка вопиющих фактов - залог успеха в помощи тяжело больным людям в СИЗО. Наверняка публикаций было много".

Ответ: мы не пиар-агентство, а ОНК, мы открыты для СМИ и в четверг я выложил инфо в Фэйсбуке. Мне звонили из "Интерфакса" и с "Эха Москвы", я им все рассказал. По поводу огласки фактов, мое мнение такое: их не надо скрывать, но я считаю более важным решать проблему реально, что сделал, позвонил, переговорил и все решили, результат очевиден. Предлагаю и вам, если у вас самостоятельно не получается решать вопрос по какой-либо ситуации, звоните мне, я помогу.

Вопрос: "Я очень благодарна вам, что, благодаря исключительно вашему вмешательству, парня переведут в 20-ю больницу. А почему вы не попросили перевести его назад в ПИТ? Вы вправе не отвечать, но для полноты картины было бы очень интересно понять, какого числа и во сколько точно вы звонили Тихомирову. До запроса информации информационными агентствами и СМИ, включая газету.ру и Еву Меркачеву, или позже?"

Ответ: Топехин будет сегодня переведен не только благодаря мне, т.к. если бы вы его не выявили, то я мог бы о нем и не знать, пока я сам или другие члены комиссии его бы не обнаружили. С Тихомировым разговаривал в четверг, в первой половине дня, это не секрет.

Вопрос: "Антон. Почему, держа ситуацию, по вашим словам, на контроле, вы затруднились позвонить мне и спросить, что, собственно, происходит? Вы - председатель ОНК Москвы, у вас есть такое право. Что вам помешало?"

Ответ: звонил минут через 30 после разговора с вами Панькина, вы не ответили и не перезвонили. Антиопределителя у меня нет, мой телефон вам известен, он у меня один.

Вопрос: "Держа ситуацию на контроле, связались ли вы с родственниками тяжело больного? Как их зовут? О чем вы с ними договорились? Что им пообещали? Оказали ли содействие в сборе необходимых медицинских документов?"

Ответ: нет не связывался, ничего не обещал. Комиссия в 20-й ГКБ поставит диагноз, все справки, которые они или их адвокат предоставлял в СИЗО, будут комиссией также изучены, если они чего-то не предоставили, пусть оперативно несут.

Вопрос: "Благодаря моим крикам в Интернете у парализованного парня появился крайне компетентный адвокат, вытащивший из системы уже немало инвалидов. Что сделали вы для того, чтоб это произошло? Были ли вы в этом заинтересованы? Нашли ли вы адвоката? Или это вне зоны вашей добровольческой деятельности?"

Ответ: адвокат для медобследования не нужен. В чем его цель? Давить на медиков? Но в дальнейшем он может пригодиться ОНК. Как его фамилия, контакты и кого он вытащил? Давайте пригласим его в эксперты комиссии.

Вопрос: "Еще раз: здорово, что совместными усилиями нам удается решать непростые проблемы. Сенсации, интриги, расследования, - это не то, что нам нужно. По мне - не было бы их совсем. Я предпочитаю и люблю рутинную работу, без эксцессов и нештаток. Но я буду рада вашим ответам на мои вопросы, поскольку вы - наш новый председатель, и нам очень важно знать, что вы всей душой болеете за дело защиты прав заключенных".

Ответ: полностью согласен, давайте выстраивать механизм взаимодействия. В следующий раз, когда будете видеть тяжелые ситуации, звоните, помогу решить, как вы знаете, возможности есть.

Вопрос: "Заранее спасибо за ответы. Если вы это не писали - вопросы к Владимиру Осечкину".

Ответ: нет времени и желания сравнивать, кто, что писал. Ответы дал публично, т.к. вопросы тоже заданы публично. В дальнейшем предлагаю не тратить времени на публичную переписку, а решать вопросы в рабочем режиме.